Make your own free website on Tripod.com

Home Контакт Гостевая *       Смешные комедии не переводятся!       

Neil Simon     O S T R O V K I
 Home         

Catalog
Neil Simon
Marc Camoletti
Michael Frayn
Dim Toget
Nol Coward

Берегите Флору!

Акт первый

Картина первая

(Тёплый летний вечер, Нью-Йорк, 12-тый этаж маленького небоскрёба. Мы в гостиной комнате со следами хронического беспорядка. Книги, журналы, газеты, а также предметы женского туалета разбросаны повсюду. Здесь живёт Оли Мэдисон. Входная дверь - слева, около неё встроенный шкаф и окно с поломанным кондиционером. В центре - дверь на кухню, а справа коридор, ведущий в спальни и в ванную комнату. Сегодня пятница, а по пятницам к Оли приходят подруги играть в настольный "Эрудит". Посередине комнаты, за столом сидят Рене и Сильвия. Оли стоя раскручивает волчок.)

ОЛИ. Ну, как, готовы? Раз, два, поехали! (Слышен звук вращающегося волчка.) Так... Вопрос из серии "Флора и Фауна". (Снимает верхнюю карточку, заглядывает в неё и читает:) "Сколько раз в году пингвины занимаются любовью?".

СИЛЬВИЯ. Понятия не имею. Я в зоопарке тыщу лет не была...

РЕНЕ. Ничего себе - "Флора и Фауна"! Это больше похоже на "Слухи и Сплетни".

СИЛЬВИЯ. Меня Флора начинает серьёзно беспокоить.

ОЛИ. Может быть, вернёмся к нашим пингвинам?

СИЛЬВИЯ. Ну, я думаю за год... ну, раз шесть.

РЕНЕ. Всего-то?

СИЛЬВИЯ. А ты представь себя на их месте - в шубе на льду, да ещё и в обнимку с пингвином. Удовольствие прямо скажем - ниже среднего!

РЕНЕ. А что им ещё всю зиму делать? За полярниками гоняться? Я бы сказала - раз двадцать, даже двадцать четыре для ровного счета.

СИЛЬВИЯ. Почему же именно двадцать четыре?

РЕНЕ. Два раза в месяц.

ОЛИ. Неправильно. Пингвины занимаются любовью один раз в году!

СИЛЬВИЯ. Один? О, боже, мой муж - пингвин!

ОЛИ. Рене, теперь ты крути.

РЕНЕ. Как же здесь жарко! И когда ты, наконец, починишь свой кондиционер?

ОЛИ. Уже скоро. У них заказов всего на полгода осталось. Так что к зиме уже наверняка будет в полном порядке. А пока, крути с ветерком!

РЕНЕ. Я сейчас в обморок упаду, ей богу.

СИЛЬВИЯ. Ты в последнее время к доктору зачастила. Ничего серьёзного?

РЕНЕ. (Кокетливо:) Ну, как тебе не стыдно! Я же приличная, замужняя женщина, полицейскую академию закончила. Что у меня с ним может быть серьезного? Так... баловство одно. (Раскручивает волчок.) Раз, два, три... Ага . "Спорт".

СИЛЬВИЯ. Нет, лучше в другую сторону. Раз, два, три. Пусть уж лучше будет "Наука".

РЕНЕ. Ну ладно. (Берет карточку, читает:) "По теории относительности Эйнштейна, е равно эм це квадрат ...

СИЛЬВИЯ. Нет уж лучше тогда "Спорт".

РЕНЕ Хорошо, но в последний раз. (Читает:) "Какой спортсмен приседает в среднем по 300 раз за выступление?

СИЛЬВИЯ. Оли, скажи, ты наверняка знаешь.

ОЛИ. Тот, который не умеет шнурки завязывать.

СИЛЬВИЯ. Не знаешь, так и скажи.

ОЛИ. Знаю, это синхронное плавание среди одиночек.

СИЛЬВИЯ. Не путай меня, я сама. Это зимний спорт или летний?

РЕНЕ. Летний.

СИЛЬВИЯ. Тогда ... это шахматы.

РЕНЕ. Хочешь подсказку - они бросают и ловят.

СИЛЬВИЯ. Так, так... Бросают и ловят... летом... Метание ядра!

ОЛИ. Почти, только ловят они не так уж часто...

СИЛЬВИЯ. Сама скажи, я же вижу, что ты знаешь.

РЕНЕ. Сдавайтесь, сколько можно время тянуть. Мне нужно в двенадцать уходить.

СИЛЬВИЯ. Почему так рано?

РЕНЕ. Я же сразу сказала, когда пришла, что в двенадцать я должна уйти.

ОЛИ. У тебя что, после двенадцати Хонда в тыкву превращается?

СИЛЬВИЯ. (Смотрит на часы.) Может она заболела?

РЕНЕ. Ничего не заболела. Просто мы завтра рано утром улетаем во Флориду.

СИЛЬВИЯ. При чем здесь Флорида? Я уже волнуюсь - Флоры все нет. Это на неё совсем не похоже. Она бы нам уже раз десять позвонила, если бы опаздывала.

ОЛИ. Кто же едет во Флориду в июле?

РЕНЕ. Да ты что? Там это самый мёртвый сезон! Никого народу, и всё за полцены!

ОЛИ. Ага! Тот ещё отпуск! Шесть скупердяев на весь пустой отель!

СИЛЬВИЯ. С ней наверняка опять что-нибудь произошло.

РЕНЕ. Ну что, сдаётесь?

СИЛЬВИЯ. Подожди, подожди. Так. Бросают и ловят, бросают и ловят ... и приседают все время... Абсолютно дурацкий спорт!

РЕНЕ. Вот - вот, это уже горячо.

ОЛИ. А вы помните, как Флора себя случайно захлопнула в туалете какого-то мебельного магазина?

СИЛЬВИЯ. Да, это когда она лампы напольные выбирала.

ОЛИ. Телефон у неё, оказался в машине, зато авторучку она предусмотрительно взяла с собой, помните?

СИЛЬВИЯ. И за всю ночь, истратив всего половину рулона туалетной бумаги, она накатала себе завещание на шесть персон!

РЕНЕ. Не увиливайте, сдавайтесь, если не знаете.

ОЛИ. Ну почему, знаем. Это мужественный, интригующий и обольстительный бейсбол. (Показывает:) И присядут, и ножку поднимут. Потом сквозь зубы - "тьфу", и глазками туда - сюда, туда - сюда.

РЕНЕ. Я и не знала, что ты такая любительница бейсбола.

ОЛИ. Обожаю здоровенных мужиков в обтягивающих трико! Вы хотите пить?

СИЛЬВИЯ. А у тебя есть диетическая кока-кола без кофеина?

ОЛИ. Нет, дорогая! Диетическая кока-кола без кофеина это уже не кока-кола, а жидкость для отпугивания комаров! У меня есть Хайнекен, будешь?

СИЛЬВИЯ. А ещё что есть?

ОЛИ. Есть ещё Хайнекен.

СИЛЬВИЯ. Ну, тогда я буду Хайнекен.

ОЛИ. Держи. (Бросает).

СИЛЬВИЯ. Но оно совсем тёплое...

РЕНЕ. А с чего ему быть холодным - холодильник уже вторую неделю как не работает.

ОЛИ. Ну, капает слегка. В его возрасте это нормально. Вы голодные? (Смотрит в холодильник). У меня есть коричневые бутерброды, и ещё есть с какой-то зеленью.

СИЛЬВИЯ. А что это за зелень?

ОЛИ. Это либо очень молодой сыр, либо очень старое мясо...

СИЛЬВИЯ. Мне лучше коричневый.

РЕНЕ. (Снимает чёрный пластиковый мешок с кресла и садится в него.) Надо же, этот мусор ещё с прошлой недели, я уже начинаю узнавать вещи. Не похоже, что у тебя убираются. Ведь ты же хотела кого-то нанять?

ОЛИ. Не вышло. Я не прошла по конкурсу.

РЕНЕ. Просто поразительно! Популярная тележурналистка, а живёт в таком телятнике! СИЛЬВИЯ. (Жуя:) Ну, я кручу. Раз, два, три... "Наука и Природа" (Читает.) "Что происходит с лягушкой, когда она глотает?"

РЕНЕ. Я знаю, знаю - она глаза закрывает!

СИЛЬВИЯ. Правильно. А ты откуда это знаешь?

РЕНЕ. Ой, девчонки... был у меня когда-то кавалер, жутко похожий на лягушку.

ОЛИ. Ты у нас прямо сказочный персонаж какой-то. То у тебя транспорт в тыкву превращается, то тебя замуж за лягушку выдают...

РЕНЕ. Какой там замуж! Он и глазом не успел моргнуть, как меня и след простыл.

СИЛЬВИЯ. Оли, давай введём новое правило - каждые шесть месяцев ты покупаешь новые кукурузные хлопья.

ОЛИ. Договорились. Значит, эти ты можешь спокойно есть до сентября.

СИЛЬВИЯ. А вот у Флоры дома всегда есть приличная еда.

ОЛИ. А у меня что, еда значит, неприличная?

РЕНЕ. Дорогая моя, это вообще не еда!

ОЛИ. Ах, так! Тогда, пожалуйста, по десять долларов за шведский стол!

РЕНЕ. Подожди ещё! Завтра мы тебе пришлём счёт за шведский стул!

СИЛЬВИЯ. Слушайте, ну хватит вам! Крутите кто-нибудь.

РЕНЕ. Ну, хорошо. Раз, два, три... опять спорт. (Читает.) Какой предмет Форест Смитсон пронес, как талисман, через все состязания олимпийских игр 1908 года?

ОЛИ. Предмет женского туалета.

РЕНЕ. Сдаётесь?

СИЛЬВИЯ. Ещё раз это скажешь, и я тебя просто задушу!

ОЛИ. Он носил с собой библию.

РЕНЕ. Точно!

СИЛЬВИЯ. Ничего себе... откуда ты все это знаешь?

ОЛИ. От Филла, конечно. Он же спортивный фанатик. Если бы я была скаковой лошадью, мы бы до сих пор были бы вместе...

РЕНЕ. Ты опять за своё? Мужик промотал на скачках все твои сбережения. Давай, крути лучше!

ОЛИ. Раз, два... "Наука и Природа" (Заговорщически:) Вопрос. "Какой у человека самый сильный мускул?"

СИЛЬВИЯ. (Тоже заговорщически:) До или после?

РЕНЕ. А ты до сих пор Филлу деньги посылаешь?

ОЛИ. Да нет, но...

СИЛЬВИЯ. Посылает, посылает.

ОЛИ. Ну, всего пару сотен, пока он на ноги не встанет...

РЕНЕ. Он уже второй год в таком положении. Так что не волнуйся - пока ты ему помогаешь, он точно не встанет.

ОЛИ. Да я все понимаю, но как только слышу его голос, так рука сама к чековой книжке тянется.

РЕНЕ. Гениальный мужик. Сразу разобрался, из кого получится идеальная бывшая жена!

ОЛИ. Хрен с ним. Давайте лучше про мускулы.

СИЛЬВИЯ. Хрен - это подсказка?

РЕНЕ. Самый сильный мускул - это язык.

ОЛИ. Правильно.

РЕНЕ. Только не спрашивайте, откуда я это знаю.

(Раздаётся телефонный звонок.)

ОЛИ. Это мой мобильный - я его опять куда-то задевала.

РЕНЕ. Так, когда ты видела его в последний раз?

ОЛИ. Когда бутерброды проверяла.

СИЛЬВИЯ. (Открывает бутерброд и достаёт из него маленький телефон.) А я-то думаю, почему салат такой твердый?

ОЛИ. (Берет телефон.) Алло? Что? Говорите громче, вас плохо слышно! Секундочку. Ой, у меня майонез в ухе. Алло? Филин? Представляешь, я только что о тебе говорила.

СИЛЬВИЯ. Прячем чековую книжку.

ОЛИ. Как дела? Голос у тебя вполне... Что? Устал? Да, звучишь ты немножко простуженно... Да? Не можешь спать? (Прикрывает рукой трубку.) Хнычет. Сейчас мне это обойдётся в копеечку.

СИЛЬВИЯ. Это он обойдётся. Совершенно спокойно обойдётся без твоих денег!

ОЛИ. (В трубку:) А чем ты занимаешься? Думаешь? Это полезно. Обо мне? (Прикрывает трубку.) Похоже, я солидно налетела. (В трубку:) Куда? В пропасть? Ты не ушибся? А, финансовую...

СИЛЬВИЯ. Сейчас я шнур перережу.

ОЛИ. (Машет на Сильвию рукой.) Что? Квартира? За сколько месяцев? И много получается?

РЕНЕ. Пол-лимона и три корочки хлеба.

ОЛИ. Филин, ну пойми, я только что заплатила налоги.

СИЛЬВИЯ. Гриф-стервятник он, а не филин. Жалко не на ту стерву напал - я бы ему показала!

ОЛИ. Я знаю, как тебе тяжело просить, но мне отказывать ещё тяжелее.

РЕНЕ. Вешай трубку, а то он сейчас заплачет.

ОЛИ. Филин, почему у тебя дрожит голос? Пожалуйста, не надо... Хорошо, я пошлю чек на 300. А? Почему ты кашляешь? Ты заболел? Тогда и нечего кашлять, это на меня не действует. Я тебе пошлю 500 и точка.

РЕНЕ. Держу пари, меньше чем за 650 он не отстанет.

ОЛИ. Да, годовщина, конечно помню. Спасибо, я тебя тоже. Да, ладно, 650. Пока... (Она кладёт трубку очень притихшая и смущенная.) Я ничего не могла сделать, у него был такой голос... (Взрывается:) Отстаньте вы от меня! Что вам всем от меня нужно!

РЕНЕ. Ты отслюнявила своему бывшему 650, а нас кормишь дарами мёртвого моря?

ОЛИ. Бросайте в меня камни, плюйте мне в спину и не ешьте мои бутерброды, но я ничего не могу с собой сделать. Моя очередь? (Берет первую попавшуюся карточку и читает.) "Какой самый древний овощ на земле?

СИЛЬВИЯ. Ты!

РЕНЕ. Я не знаю, как овощ, но фрукт ты тот ещё. Кроме Филла, на свете есть ещё и другие особи, совершенно противоположного пола. И не все из них плачут у нас на груди и заглядывают к нам в кошелёк.

ОЛИ. (Выписывает чек.) А ты думаешь, я не в курсе? У меня в подъезде живут два абсолютно сумасшедших испанца. Ну, в смысле - я от них с ума схожу. Красивы, как боги. Наверное, я и правда тронулась - ну почему я посылаю этому пройдохе Филину 700 долларов?

СИЛЬВИЯ. Вот я и говорю, что ты самый древний овощ на земле!

ОЛИ. Неправильно, это горох.

СИЛЬВИЯ. Значит ты следующая по списку. (Берет новую карточку.) Роман Хемингуэя, написанный в 1940 году... Ой, девчонки, я сейчас умру... (Смеется.) Помните, что Джеки Блэки ответил в десятом классе на литературе, когда ему достался этот вопрос?

ОЛИ. А то? Его потом так и дразнили - "По чём звонит колокол"... (Все смеются.)

РЕНЕ. С таким телом, как у него, можно быть полным идиотом. Когда я танцевала с ним на выпускном, он постоянно твердил - ты не подумай - это у меня две пачки сигарет в кармане. Я потом ещё неделю краснела, как рак.

СИЛЬВИЯ. Но самым обалденным мужиком во всей школе был наш мистер Шварцман.

ОЛИ. Семнадцать мне всегда казался самым дурацким возрастом. Пока мне не стукнуло тридцать пять...

(Рене и Сильвия вздыхают. Наступает тишина, и звонит телефон. Никто не реагирует. Телефон звонит ещё раз, и Оли берет трубку.)

ОЛИ. Общество редких, но не полных идиоток. Говорите. (Слушает, загадочно улыбается, отворачивается и говорит томным голосом:) Дорогой, ведь я же просила не звонить мне сегодня вечером. Я знаю, милый, но сейчас я никак... Хорошо, любимый, минуточку... Рене, возьми трубку, это твой муж.

РЕНЕ. Я бы не возражала, если бы у тебя действительно с ним был роман - он бы тогда оставил меня в покое. (В трубку:) Стэнли, душа моя неуёмная, что случилось?

ОЛИ. (Имитируя мужской голос:) Ну когда уже ты пойдёшь домой? (Женским голосом, имитируя Рене:) Я не знаю, ну в двенадцать, или в полпервого.

РЕНЕ. Я не знаю, ну в двенадцать, или в полпервого. Ты уже поужинал? А что ты ел? Молодец, хороший мальчик.

СИЛЬВИЯ. Ого, он уже сам готовит?

РЕНЕ. (Прикрывает трубку:) Нет, но может всё, что угодно залить яйцом. (В трубку:) Кто? Нет, её сегодня не было. Ты шутишь? Хорошо, договорились, пока. (Вешает трубку). Ну, что я вам говорила? Флора пропала.

СИЛЬВИЯ. Это я говорила.

ОЛИ. Что значит - пропала?

РЕНЕ. Весь день её не было дома, она отменила косметолога, педика

СИЛЬВИЯ. Кого?

РЕНЕ. Ну, педикюр. Потом, она не появилась на йоге, а вечером звонили из общества охраны вредителей - её и там не было.

СИЛЬВИЯ. Каких вредителей?

РЕНЕ. Это я их так называю. Общество охраны природы, куда Флора все время взносы собирает. У них ещё название такое смешное ... "Берегите флору!" называется.

СИЛЬВИЯ. (Вздыхает:) Не уберегли...

ОЛИ. Да подождите вы, один день ничего не значит.

РЕНЕ. Это правда. У нас в полиции считается, что ты должна пропадать больше 48 часов, чтобы считаться пропавшей, а пока ты еще не считаешься пропавшей, ты ещё не пропала...

ОЛИ. Да она в кино может пошла, или в музей какой-нибудь. Она же любит шататься по музеям.

СИЛЬВИЯ. В музее можно надолго застрять. Я однажды больше часа болтала с усатым охранником из музея восковых фигур. А потом оказалось, что это и не охранник вовсе, а Иосиф Сталин в праздничном мундире.

РЕНЕ. Может, с ней произошёл несчастный случай?

СИЛЬВИЯ. Да, может она лежит где-нибудь в канаве?

ОЛИ. У неё 100 кредитных карточек из 100 разных магазинов. Если она за 8 часов ничего не купит - весь Нью-Йорк переполошится.

РЕНЕ. Мне кажется, что с ней не всё в порядке.

ОЛИ. Слушайте, что мы гадаем? Надо позвонить её мужу, и все выяснить.

РЕНЕ. Не надо торопиться. То, что мы не знаем, где она, ещё не значит, что никто не знает где она. Может быть, она встречается с кем-нибудь на стороне?

СИЛЬВИЯ. Ты что, думаешь, что у всех есть кто-нибудь на стороне?

РЕНЕ. Конечно у всех, кроме тебя и Оли. Хотя у Оли, скорее всего кто-нибудь есть.

СИЛЬВИЯ. Оли не считается. Она в разводе. Это не на стороне, это посередине.

ОЛИ. Нет, у Флоры на стороне никого нет и быть не может. Флора, наверное, толком и не знает, где она, эта сторона.

СИЛЬВИЯ. (Глядя на Рене:) Ей и невдомек, почему это некоторых все время шатает из стороны в сторону.

ОЛИ. Давайте не будем терять время. Сейчас я позвоню Сиду и все узнаю. (Набирает номер.)

СИЛЬВИЯ. Честно говоря, мне казалось, что всю последнюю неделю Флора была как на иголках. Рене, тебе не казалось, что всю последнюю неделю она была как на иголках?

РЕНЕ. Нет, не казалось. Честно говоря, мне казалось, что всю последнюю неделю ты была как на иголках.

ОЛИ. (В трубку:) Алло, Сид? Это Оли. Да, я слышала.

РЕНЕ. Скажи ему, чтобы он не волновался.

СИЛЬВИЯ. Мужчины такие нервные - он, наверное, сходит с ума.

ОЛИ. Слушай, Сид, самое главное - не волнуйся! Да? (Прикрывает рукой трубку.) Он не волнуется. (В трубку:) А ты не в курсе, где она может быть? Что? Нет, я не знала. Ой, какой кошмар! Если я услышу что-нибудь, я тебе позвоню. Да. Пока. (Оли вешает трубку и молча подходит к окну.)

РЕНЕ. Ну, ты сама расскажешь, или нам нанять, кого следует?

ОЛИ. Они расстались.

СИЛЬВИЯ. Кто?

ОЛИ. Кто, кто - Флора и Сид, вот кто! Они расстались. Разошлись, как в море корабли. Чао бамбино, сорри. Финита ля комедия. Тэрияки харакири.

СИЛЬВИЯ. Не может быть!

РЕНЕ. После 14-ти лет вместе?

СИЛЬВИЯ. Они так хорошо жили.

РЕНЕ. Долго, еще не значит хорошо...

СИЛЬВИЯ. Но почему?

ОЛИ. Сид захотел на волю. Только и всего.

РЕНЕ. Она сойдёт с ума. Я знаю, Флора такое устроит!

СИЛЬВИЯ. Помните, как она говорила на свадьбе - мы будем счастливы вместе 100 лет. Как же так?

ОЛИ. А так. Значит, остальные 86 лет они будут счастливы раздельно.

РЕНЕ. Она покончит с собой. Вот увидите, она пойдет и покончит с собой.

СИЛЬВИЯ. Слушай Рене, прекрати, наконец, свои полицейские штучки! Оли, куда она пошла?

ОЛИ. Она пошла, покончить с собой.

СИЛЬВИЯ. Это она ему так сказала?

ОЛИ. Она послала ему сообщение по интернету.

РЕНЕ. Предсмертную записку по интернету? Странно. Это не её стиль.

ОЛИ. Почему? Чем быстрее письмо дойдет, тем быстрее её спасут.

СИЛЬВИЯ. То есть на самом деле она не хочет умирать? Она просто хочет, чтобы её пожалели?

РЕНЕ. У нас в полиции такие случаи постоянно. Людям необходимо внимание. Один чудак нам все время звонит с парапета Бруклинского моста. Мы уже перестали брать трубку.

СИЛЬВИЯ. Нет, я все равно волнуюсь. Может попытаемся её найти?

РЕНЕ. Ну, где? Где можно найти самоубийцу, которая не собирается умирать?

(Звонок в дверь.)

ОЛИ. Конечно! В самом безопасном месте - среди друзей!

СИЛЬВИЯ. Я открою.

РЕНЕ. Подожди. Нам нужно сначала успокоиться самим. Если мы будем вести себя, как ни в чем не бывало, то и она придет в себя.

СИЛЬВИЯ. А что мы должны говорить?

РЕНЕ. Ничего. Мы ничего не будем говорить, как будто мы ничего не знаем.

СИЛЬВИЯ. Может, на всякий случай, позвоним в полицию?

РЕНЕ. А я кто, по-твоему, балерина что ли?

ОЛИ. Слушайте, вы закончите, наконец? Она там уже могла повеситься в коридоре. Так, продолжаем играть. Сильвия, задавай вопрос.

СИЛЬВИЯ. Какой вопрос, мы ещё даже категорию не разыграли.

РЕНЕ. Допустим спорт.

СИЛЬВИЯ. Нет, только не спорт. Спорт уже много раз был.

ОЛИ. Я сейчас с ума сойду!

РЕНЕ. Может, я к ней выйду и скажу, чтобы она немножко подождала?

ОЛИ. Кино, развлечения! Рене, открывай дверь.

(Сильвия берет в руки карточку, Рене открывает дверь. Входит Флора. Она ведет себя так, как будто ничего не произошло, но в ней чувствуется нервозность и напряжение.)

ФЛОРА. Здравствуй, Рене.

РЕНЕ. Флора, это ты? А мы уже и забыли о тебе.

(Рене пятится на своё место. Флора заходит в комнату.)

ОЛИ. Так какой там у нас вопрос?

ФЛОРА. Добрый вечер.

(Оли и Сильвия почти не поднимают глаз, как будто они очень увлечены игрой.)

СИЛЬВИЯ. Добрый вечер, Флора.

ОЛИ. Привет, проходи.

СИЛЬВИЯ. Ну я ещё не говорила вопроса. Вот, слушайте. "Назовите трёх актеров, которые играли Чарли Чаплина?"

ФЛОРА. Как сегодня игра?

(Все бормочут:) Нормально, хорошо, вполне.

ФЛОРА. Извините, что я опоздала.

ОЛИ. А... Пять - десять минут, какая разница...

ФЛОРА. Я просто решила прогуляться по набережной. (Все прислушиваются.) Такой ветерок приятный. Я подумала, может быть пойти... окунуться?

ОЛИ. Что ты, купаться... в такую жару...

ФЛОРА. Я посмотрела, а вода такая грязная... И передумала.

ОЛИ. Там, на столе бутерброды, если ты хочешь есть.

(Флора подходит к столу и смотрит на бутерброды.)

ФЛОРА. Я их уже в прошлый раз ела...

ОЛИ. Ну, так какой там вопрос?

РЕНЕ. Три актера, которые играли Чарли Чаплина.

ФЛОРА. А что вы пьете?

ОЛИ. Хочешь Хайнекен? У меня тут такой хороший Хайнекен есть ... тёплый... Или может тебе чаю из ромашки заварить?

ФЛОРА. А нет чего-нибудь покрепче? Рома или водки, например?

ОЛИ. Водка была, но я её вчера того... прикончила.

(Рене и Сильвия ей знаками показывают, что она ляпнула не то.)

ФЛОРА. А... Не важно. Теперь уже ничего не важно...

ОЛИ. Три актера, которые играли... кого?

РЕНЕ. (Взрывается:) Чарли Чаплина, Чарли Чаплина, ну, сколько можно повторять - Чарли Чаплина.

СИЛЬВИЯ. Успокойтесь девочки, пожалуйста, успокойтесь!

ФЛОРА. Мне никто не звонил?

ОЛИ. Нет, по-моему, никто. (Обращаясь к остальным:) Флоре никто не звонил?

СИЛЬВИЯ. Никто.

РЕНЕ. А что, ты ждешь звонка?

ФЛОРА. Я? Ну что ты. Кому я нужна...

ОЛИ. Так. Ззначит, три актера, которые играли Чарли Чаплина? Правильно? Это вопрос?

СИЛЬВИЯ. Именно. Наконец-то до тебя дошло. Это и есть вопрос!

ОЛИ. В одном и том же фильме?

СИЛЬВИЯ. Ну как они все трое могут играть в одном и том же дурацком фильме?

РЕНЕ. Два Тарзана играли ведь в одном и том же кино?

СИЛЬВИЯ. Нет! Два Тарзана в оном кино никогда не играли!

РЕНЕ. Играли. Просто один из них притворялся Тарзаном.

СИЛЬВИЯ. (Взрывается:) Конечно! Потому, что один из них был Тарзаном, а другой был "якобы" Тарзаном!

ОЛИ. Все, девочки. Успокойтесь!

СИЛЬВИЯ. Извините, я не смогла сдержаться. Рене меня нервирует.

РЕНЕ. Я тебя нервирую? Это ты меня нервируешь. Ты всех нервируешь.

СИЛЬВИЯ. (Саркастически:) Ох, извините меня. Я прямо не знаю, что и делать. Сейчас пойду, утоплюсь!

ОЛИ. (Укоризненно:) Сильвия!

СИЛЬВИЯ. Ой, я не хотела...

(Некоторое время они сидят в тишине. Флора подходит к окну.)

ФЛОРА. Какой тут красивый вид из окна! Это 12-ый этаж?

ОЛИ. (Вскакивает и захлопывает окно у Флоры перед носом.) Стало как-то прохладно. Нет, всего 11-ый, и очень низкие потолки. Флора, может, поиграешь с нами?

ФЛОРА. Спасибо, но мне как-то не хочется.

СИЛЬВИЯ. И тема, твоя любимая - кино.

ОЛИ. Это ты точно знаешь. "Назовите трех актеров, которые одновременно играли Тарзана."

СИЛЬВИЯ. Чарли Чаплина, Чарли Чаплина!

ФЛОРА. Чарли Чаплина? Это очень дурацкий вопрос... (Направляется к двери.)

ОЛИ. Ты куда?

ФЛОРА. В туалет.

ОЛИ. Одна?

ФЛОРА. Я всегда хожу одна... А что?

ОЛИ. Да нет, ничего. А ты надолго?

ФЛОРА. Ну, не знаю... Сколько понадобится, столько и буду. (Уходит.)

СИЛЬВИЯ. Ты с ума сошла? Отпустила её совсем одну?

ОЛИ. Что я должна была сделать?

СИЛЬВИЯ. А если она сейчас возьмёт и ка-ак наложит там на себя руки?

РЕНЕ. Конечно. Она может принять таблетки, перерезать себе вены.

ОЛИ. Это гостевая ванна. Там ничего нет. Что она, повесится на полотенце для рук?

РЕНЕ. Она может выпрыгнуть из окна.

СИЛЬВИЯ. Точно! Там ведь есть окно.

ОЛИ. Оно слишком узкое, всего 20 сантиметров.

РЕНЕ. Она может разбить стекло и вскрыть себе вены.

(Они затихают и прислушиваются. Раздается звук сливного бачка.)

СИЛЬВИЯ. Ой! А она не может...?

ОЛИ. Сильвия, как тебе не стыдно!

РЕНЕ. Тише, тише!

(Все прислушиваются. Из ванной доносятся приглушенные всхлипывания.)

СИЛЬВИЯ. Это ужасно! Нам надо что-то делать. Оли, скажи ей что-нибудь!

ОЛИ. Что? Что можно сказать человеку, который плачет у тебя в туалете?

СИЛЬВИЯ. Но она не может там сидеть и плакать одна!

ОЛИ. А ты что, хочешь ей составить компанию?

РЕНЕ. Да тише вы, послушайте!

СИЛЬВИЯ. Что? Я ничего не слышу.

РЕНЕ. В том то о дело. Там слишком тихо.

(Сначала очень тихо, а потом все громче и громче становится слышно Флору.)

ФЛОРА. (За сценой:) Все пропало! У меня нет больше мужа... У меня нет больше семьи... Я не хочу больше жить!

СИЛЬВИЯ. Она думает, что мы не слышим?

ОЛИ. Мне кажется, она просто не знает с чего начать...

(Звук отпираемой двери. Все бросаются к столу и рассаживаются. Затем переглядываются, вскакивают, рассаживаются заново, так, как сидели вначале и делают вид, как будто они целиком погружены в игру.)

ОЛИ. Ну, так кто открыл второй закон Ньютона? Не знаете, так и скажите...

ФЛОРА. Я, наверное, уже пойду...

ОЛИ. Куда ты пойдешь? Уже поздно...

ФЛОРА. Я не знаю.

ОЛИ. Подожди. Давай поговорим.

ФЛОРА. Я не могу с тобой говорить. (Все окружают её.) Я ни с кем не могу говорить!

СИЛЬВИЯ. Флора, пожалуйста! Мы твои друзья. Не убегай от нас.

ФЛОРА. Вы все слышали, да?

ОЛИ. Нет.

ФЛОРА. Да, вы все слышали, и волнуетесь за меня, потому что этот свинья Сидней бросил меня после того, как мы прожили с ним 14 лет вместе... (Плачет в носовой платок:) Мгы ли абве шточ пргой... Агва мвы тол кшево...

СИЛЬВИЯ. Флора, не плачь, мы же ничего не понимаем.

ФЛОРА. Кры гло вы а он ве за...

РЕНЕ. Может, обратно в ванную пойдешь? Оттуда было гораздо понятнее...

ФЛОРА. (Всхлипывая:) Извините меня. Я совсем не хотела вам портить вечер.

СИЛЬВИЯ. Ты здесь не причем. Это Рене нам всё испортила своею Флоридой. Она, видите ли, завтра с утра едет во Флориду за полцены!

ФЛОРА. Во Флориду? Это так приятно. Ты вместе с мужем едешь, да?

(Она опять начинает рыдать. Все принимаются её успокаивать.)

ФЛОРА. Оставьте меня в покое, ну, пожалуйста, оставьте меня в покое... Ой - ой - ой! Мой живот...

РЕНЕ. Что у тебя с животом?

СИЛЬВИЯ. Она какая-то бледная...

ФЛОРА. Я нормально себя чувствую. Честное слово, со мной всё в порядке, я ничего не принимала... Ой-ой! Живот...

ОЛИ. Что значит - ничего не принимала? Что ты пила?

ФЛОРА. Ничего. Ничего я не пила. Только не говорите Сиду. Ой, живот!

РЕНЕ. Она точно что-то приняла.

ОЛИ. Флора, скажи - что?

ФЛОРА. Ничего я не принимала.

ОЛИ. Таблетки? Ты пила таблетки?

ФЛОРА. Нет, нет!

ОЛИ. (Хватает её за руку.) Флора, не ври мне - ты принимала таблетки?

ФЛОРА. Нет, я не принимала, я ничего не принимала...

СИЛЬВИЯ. Слава богу, что она не пила никаких таблеток! (Все облегченно вздыхают.)

ФЛОРА. Ну немножечко совсем, а больше ничего.

(Все опять переполошились.)

ОЛИ. Сколько? Сколько таблеток?

РЕНЕ. Какие таблетки?

ФЛОРА. Я не знаю. Такие зелененькие. Я их нашла у Сида в столе.

ОЛИ. Надо позвонить ему и спросить, что это было.

ФЛОРА. Не надо. Не надо ему звонить. Если он узнает, что я выпила всю упаковку, он меня убьет!

СИЛЬВИЯ. Всю упаковку? Она выпила всю упаковку! Надо срочно звонить в скорую!

ОЛИ. Но мы даже не знаем, что это было...

РЕНЕ. Какая разница, она выпила всю упаковку!

ОЛИ. Может быть, это были витамины, и она теперь здоровее всех нас...

СИЛЬВИЯ. Нет, я всё-таки позвоню доктору.

ФЛОРА. Не надо никакого доктора.

СИЛЬВИЯ. Но надо же что-то сделать, чтобы они из тебя вышли...

ФЛОРА. Не надо. Я уже сама сделала. Я бутерброд с тунцом съела на Бродвее. Съела, и они вышли. Вместе с тунцом.

ОЛИ. Вот и отлично. История со счастливым тунцом.

ФЛОРА. Я хочу пить.

СИЛЬВИЯ. Конечно, надо дать ей попить!

РЕНЕ. У нас только тёплое пиво.

ОЛИ. Я пойду, заварю ей ромашку. (Уходит на кухню.)

ФЛОРА. (Всхлипывая:) Девочки, вы знаете, что мы были женаты 14 лет?

РЕНЕ. Да, Флора, знаем.

ФЛОРА. А теперь, все кончено. (Улыбается сквозь слезы:) Всему приходит тунец...

(Наступает молчание.)

РЕНЕ. Флора, не молчи, тебе надо выговориться.

ФЛОРА. Да я уже выговорилась. Я сначала бродила одна по городу, а потом пошла в музей восковых фигур, встретила там усатого охранника, и обо всём ему рассказала..

 

[Конец отрывка]       Заказать полный текст

site hit counter

 

Home ]

Copyright 2007 OSTROVKI
Last modified: 10/19/07